Блог Экстремальный сплав Экстремальный сплав Непальские хроники


Этой весной я прожил два месяца в Непале, занимаясь каякингом и треккингом. Это было хорошее время, и я хочу рассказать о том, как все это было. Непал – отличная страна для того, чтобы проводить там много времени в межсезонье. Если ниша каяк-бомжинга зимой плотно занята Угандой, летом – Алтаем и Норвегией, то лучшее место для пережидания российской весны и осени с пользой – это, безусловно, Непал.
Дальше будет много букв про Южную Азию.
В отличие от нашей северной страны, в Непале есть всего два времени года: Monsoon и зима. Муссон начинается в мае и заканчивается в сентябре. Это время изнуряющей жары, постоянного дождя, невероятно вспухших рек, по которым нельзя плавать. Зима – сухой сезон, когда все желтеет, жухнет и мерзнет. Температура в долине Катманду держится в районе 15 градусов, непальцы кутаются в пуховики. Реки пересыхают, а горные перевалы покрыты снегом и льдом. Так что лучшим временем для посещения Непала считается март – ранний май и середина сентября – ноябрь. Я провел в Непале уже вторую весну. В это время туристов не очень много, природа постепенно оживает после зимней засухи, все цветет и пахнет, а реки набирают объем. В воздухе постоянно висит пылевая дымка, что мешает наслаждаться окружающими пейзажами. Из разговоров с местными каякерами и горными гидами я понял, что осенью в Непале приятнее: атмосфера прозрачная, воды в реках больше, но она постоянно падает после окончания муссона, все зеленое. Из минусов – толпы туристов со всего мира. Хотя может это никакой и не минус, кому как.

Истинные хозяева достопримечательностей в Катманду — обезьяны

Тамель — туристический район Катманду

Часть первая. Сан-Коси

Вообще весеннее путешествие в Непал задумывалось как три тура Riverzoo. Однако желающих покататься за деньги было совсем мало, и экономическая эффективность этого мероприятия не дотягивала даже до нуля. В прошлом году, посетив Непал, я по уши влюбился в эту страну, и загорелся желанием поделиться своими чувствами с дорогими мне людьми, показав им страну. В общем, из всей алтайской тусовки в качестве гида в Непал отправился только я.
Все началось с реки Сан-Коси. Это самая длинная река Непала, сплавной участок растянулся аж на 210 км. Эта река входит в десятку лучших маршрутов для рафтинга. На то есть несколько причин:
1. Прекрасные декорации вокруг. Белоснежные песчаные пляжи, пальмы, светлячки и экзотические птицы – я чувствовал себя персонажем фильма Аватар,
2. Протяженность. Река идется за 6-10 дней, что для непальских рек – большая редкость,
3. Относительная удаленность от цивилизации и уединенность. Сан-Коси протекает в стороне от популярных треккинговых маршрутов по малозаселенным районам страны. В отличие от большинства непальских рек придется поиграть в экспедишн-каякинг. Общение с местным населением будет проходить исключительно на языке жестов, поскольку английского они не знают,
4. Вайтвотер-контент. Сан-Коси – большая река, похожая на Катунь, но с теплой водой. Прекрасные безопасные пороги, огромные волны, наличие плейспотов для родео, простота страховки и спасения отстрелившихся каякеров – все это делает Сан-Коси идеальным местом для выгула новичков. В муссонный уровень воды Сан-Коси становится похожа на Белый Нил или Замбези и представляет интерес уже для более опытных каякеров.
Итак, Сан-Коси по мартовскому уровню воды – река для новичков и девочек. Наша команда состояла из трех человек: Даши Букринской — московской канупольной дивы, Люды Бакаевой — иркутской каякерши, за год до этого посетившей алтайский тур Rivezoo по тройкам, ну и меня.
Наше пребывание в Непале началось с того, что со всех сторон замечательная и правильная авиакомпания Emirates потеряла наш багаж, то есть лодки и весла. Эмираты заверили нас, что все привезут через пару дней. Решив, что это не препятствие, а возможность, мы отправились в долину Бхоти-Коси, чтобы прыгнуть с банджи в каньон горной реки глубиной 160 м. Говорят, что это вторая по высоте тарзанка в мире. Экзитом для прыжка является крохотная площадка, закрепленная на подвесном мостике, который ощутимо раскачивается даже от дрожи в коленках будущих прыгунов.
У всех нас на тыльной стороне ладони написан наш вес. Это – твоя очередность прыжка.
— Sixty four! – кричит непалец, запускающий прыгунов
Черт, это я. Почти в самом начале. Девчонки прыгают после меня. Прохожу за огорождение, меня одевают в альпинистскую обвязку, усаживают на табуреточку и ловко стреноживают. К креплению на ногах пристегивают толстую белую резинку-банджи.
Запускающий непалец говорит, что я должен обязательно перевернуться в полете, когда меня подкинет вверх, и показать видеооператору два больших пальца. Отвечаю, что обещать не могу, но попробую.
Меня выводят на крохотный помост экзита. Ужасно неудобно передвигаться, когда ноги связаны, да еще непалец подставляет сзади ступню, чтобы я не пятился
-Three…Two… One… Jump!!!
Дыхание перехватывает от исчезновения опоры под ногами, руки раскинуты как у птицы, и ощущение такое, как будто ты в машине, которая разогналась от нуля до сотни за две секунды и продолжает набирать
— Только не закрывать глаза, только не закрывать!!! – кричит внутренний голос. Вокруг потрясающе красиво. Тропические пальмы и скалы каньона проносятся мимо меня с фантастической скоростью. Вот я чувствую, что резинка потянула за ноги вверх, переворачиваюсь и показываю оператору, стоящему на мосту, два больших пальца. Ору от удовольствия.
Девчонок скинули следом за мной. Их радостный визг эхом разнесся по глубокому темному каньону Бхоти-Коси. Все в полном восторге.


Ну а теперь про каякинг. Мы начали наш сплав опять же с Бхоти-Коси, стартовав сразу за дамбой. Я посчитал, что у нас много дней в запасе, и проехать малорасходный и интересный приток Сан-Коси будет не лишним. Река оказалась класса 2 с множеством несложных порожков с интересными линиями движения и камнями. Вечером того же дня бы впали в Сан-Коси и заночевали в чьем-то огороде под тентом.
Воды в реке было явно мало, так что нам предстояла долгая борьба с плесами. Столько по ровной воде я не греб с карельских катамаранных походов. А вот девчонкам нравилось. Даша с упоением оттачивала и так прекрасную технику ровного гребка, а Люда набирала физическую форму после зимы.
Рассказывать про вайтвотер на Сан-Коси достаточно бессмысленно. Пороги есть в достаточном количестве, они простые и идутся сходу. Искушенному райдеру в низний уровень воды на Сан-Коси будет скучновато, надо ехать в мае или сентябре, когда муссон наливает столько, что сложно представить. А для новичка Санкоси в марте или ноябре — отличная школа сплава. Отдельного упоминания заслуживает участок под названием Джангл коридор. Это наиболее интересная и красивая секция реки. Долина реки сужается до ущелья, заросшего джунглями, где бегают стаи обезьян и гнездятся экзотические птицы. Внутри коридора расположены самые интересные пороги реки и несколько вполне катальных волн. Ущелье не населено, и это, похоже, единственное место, где нет местных жителей.


Мальчик не самодельном open-deck каяке


Про экспедишн.
Это слово в нашей северной стране подразумевает по уши загруженную лодку, пешие переходы по тайге с каяком за спиной, жилье под мокрым тентом в мокром спальнике и специфическую диету из рыбы и сникерсов. В Непале все не так. Климат позволяет обойтись минимумом одежды, из бивачного снаряжения нужен только тент, набор посуды, легкий спальник и коврик, запасы еды можно пополнять в редких и неиспорченных потоком туристов деревнях.
Первый раз увидев белоснежный песчаный пляж с пальмами мы с визгом наперегонки ломанулись выбирать место. Большую часть времени мы даже спали без тента, чтобы просыпаться ночью и разглядывать прекрасное звездное небо. Однако после второй ночевки на идиллическом пляже из рекламы Баунти у нас появились сомнения… Песок… Он был везде: в лодке, в спальнике, в еде, в волосах, на зубах. Однако ночевать было особо негде и пришлось смириться. До сих пор в Москве я вытряхиваю из снаряжения мелкий белый песок Сан-Коси.

Типичная стоянка на Сан-Коси
Уединение для Непала – штука редкая и ценная. Долины рек густо заселены, потому что жить непальцам больше просто негде. Сан-Коси – приятное исключение. Большая часть маршрута проходит в таких местах, где деревни попадаются раз в 20 -30 км. Однако, выбирая стоянку как можно дальше от деревни, будьте уверены – через 10 минут к вами в гости придут непальцы. По русской туристической традиции это сначала настораживает, а потом привыкаешь. Непальцы – чрезвычайно честный, трудолюбивый и любознательный народ, и мы провели много часов, общаясь на интернациональном языке жестов с местными. Здесь становится совершенно ясно, что если два человека хотят понять друг друга, то языковой барьер им не помешает.

Даша учит непальских детей играть в ладушки


Отдельная тема путешествия – это продразверстка. Не обязательно возить еду на все 7 дней путешествия в корме, запасы вполне можно пополнять в деревнях. Однако англоговорящих жителей там почти нет. Для преодоления культурного барьера я приобрел англо-непальский словарь и записал несколько важных фраз, которыми поделился наш непальский друг Джавед. Вот на берегу замаячила деревня. Пальмы, домики из глины и бамбука, бесконечные террасы, уходящие высоко в горы. Мы с Дашей отправляемся на продразверстку. Дойдя до первого домика, в котором были обнаружены люди и курицы, начинаем разговор:
— Намасте! Кукра, анде, алу, дудх ки? – что переводится как «куры, млеко, яйки есть?» Хозяева дома искренне удивлены — они не так уж и часто видят белых, а тех, кто знает больше одного слова по-непальски – совсем редко. Разговор клеится, дети ловят для нас петуха, загоняя его в угол дома, мы фоткаем хозяев. Провожают нас уже всей деревней. Петух, чуя неладное, дергается у меня в руках, но я запихиваю его в кокпит лодки и натягиваю юбку. Когда-то давно Сергуня Кардашин рассказывал мне о перевозке живых куриц в каяке. Я не верил…

Деревня как из фильма «Апокалипсис сегодня»

Люда и петух. Последний уже чувствует неладное

Предыдущие владельцы петуха

Путешествие можно легко разбавить культурной программой: почти на каждом слиянии Сан-Коси с притоками стоит храм того или иного индуистского божества. Трибени (слияние Сан-Коси, Аруна и Тамура) – вообще считается святым местом. Несколькими километрами ниже расположен храмовый комплекс, построенный в честь Вишну, создателя вселенной. Легенда гласит, что именно здесь он победил демона, и каждый год в январе в полнолуние здесь проходит праздник в честь этой победы, который привлекает тысячи поломников-индуистов.
Заканчивается Сан-Коси в деревне Чатра, и за ней разливается сотней рукавов по равнине Тираи. За неделю сплава глаз так привыкает к горам, что плоская поверхность равнины производит неизгладимое впечатление. Когда Сан-Коси заканчивает пилить невысоких хребет Махабхарат, и впереди уже нет никаких гор, кажется, что ты приплыл на край света.
Ну а дальше была выброска из Чатры на локал-басе, которая заняла 20 часов.


Часть вторая. Трек вокруг Анапурны.
В прошлом году я уже писал про это. С тех пор я еще более убедился в том, что каждый должен обязательно пройти этот трек, посмотреть на самые высокие горы на планете и совершить свой личный подвиг, поднявшись пешком на высоту 5416 метров.
В прошлом году эпичное пешее путешествие оказалось легкой прогулкой. У нас была сильная подготовленная команда, погода стояла жаркая, снега на тропе не было, за исключением самого верха. В этот раз все было значительно интереснее.
После Сан-Коси Люда уехала в Иркутск, Даша осталась, и специально на трек приехала моя сестра – Настя. Итак, 29 марта мы были на старте трека в деревне Бульбуле.
В Непале что-то приключилось с климатом. Местные недоумевали, почему в сухой весенний сезон каждый день идет дождь и по-прежнему холодно (холодно для них – это +20 на равнине). Первым делом мы встретили странную парочку из Канады, которая не смогла перейти через перевал за 20 дней и повернула обратно. Количество неподготовленных людей на треке зашкаливает, и мы не особо удивились этому. Ну а дальше начался трек. Мы шли в бодром темпе, набирая в день по 700 – 800 метров высоты и наслаждаясь прекрасными видами. Если весь прошлый трек я прошагал в шортах, то сейчас мне пришлось надеть длинные штаны и флисовую кофту. Настя чуть-чуть отставала, но в целом шла очень неплохо по меркам коммерческих треккеров. И вот мы оказались в Мананге. Это крупная деревня, расположенная на высоте 3500 метров, местный районный центр. Хотя через Мананг проходит один из самых популярных в мире треков, его жители сумели сохранить первоначальный облик деревни, и удачно вписать в него многочисленные гестхаусы и ресторанчики. Фактически. Мананг – музей под открытым небом. В прошлый раз мы пробежали через деревню, проведя здесь всего ночь, в этот раз я решил остаться здесь на день для акклиматизации. Чем выше в гору ты поднимаешься, тем меньше в воздухе кислорода. Чтобы компенсировать его нехватку, организм повышает уровень гемоглобина в крови, чтобы каждая клетка могла переносить больше кислорода из разряженного воздуха. Процесс этот небыстрый, и если пренебречь акклиматизацией и сразу рвануть вверх, то можно получить горную болезнь, а затем и смертельно опасные осложнения – высокогорный отек мозга и высокогорный отек легкий. Спешить нам было некуда, и мы решили задержаться в Мананге, ведь именно выше 3500 метров начинается опасность горной болезни.



Внизу плоские крыши Мананга и озеро Ганжа-Тал
Моя сестра простудилась и осталась в гостинице, а мы с Дашей отправились в акклиматизационный выход в сторону озера Тили-Чо. Это высокогорное озеро, расположенное на высоте более 5000 м. Здесь вскрылся интересный факт. Власти Непала заинтересованы в том, чтобы туристы посещали только хорошо освоенные регионы страны, оставляя свои деньги в гестхаусах, ресторанах и магазинах. Мало кому интересен путешественник, живущий в палатке, самостоятельно питающийся и переносящий свою поклажу самостоятельно. Для того, чтобы направить людей по развитым треккинговым тропам, и отвадить от диких районов страны, существует множество способов. Мы столкнулись с тем, что на картах откровенно неправильно изображены тропы рядом с Тили-Чо, при том, что тропа основного трека нарисована настолько подробно, насколько это возможно. Кроме того, просто купить нормальную карту западной или восточной части Непала (менее развитые регионы страны) не так уж и просто. Путешествие в стороне от популярных треков представляет весьма интересную задачу для опытного туриста. Надо будет обязательно попробовать.



Тем временем в Мананге начал падать снег, что меня немало удивило. Местные жители лепили снеговиков и играли в снежки так, как будто никогда до этого не видели снега. Дальше мы шли медленно и очень аккуратно. Поскольку Настя пропустила акклиматизационную вылазку, ее организм не успел перестроиться для жизни на высоте, и ее скорость сильно упала. Два дня мы поднимались до деревеньки Тронг-Педи, расположенной на высоте 4500 м – нашего плацдарма для штурма перевала Тронг Ла, который находится еще на 1000 метров выше.

Яки прекрасно адоптированы к жизни на высоте

Следующим утром в 5 часов утра при свете налобных фонарей мы двинулись вверх. Каждый, кто хоть раз ходил в горы, знает, что самое главное – идти в своем темпе. Не торопиться и не тормозить. Даша и я были прекрасно подготовлены, и к 10 часам утра в числе первых оказались на перевале.
Выпили чаю и съели по сникерсу… Пообщались с товарищими по тропе… Пофоткались на фоне тура с флажками… Повтыкали на окрестные пейзажи… Начали волноваться за Настю. Идея «быстро сбегать вниз и узнать, в чем дело» доказала свою несостоятельность с первых шагов. Бегать на высоте 5400 – почти невозможно, и я медленно побрел вниз. Сестра нашлась в 200 вертикальных метрах под перевалом, она очень медленно, но упорно шла вверх. Я забрал у нее рюкзак, и, поскольку больше помочь мне было нечем, ушел вверх. Где-то в 15.00, когда все остальные треккеры уже были на полпути вниз до Муктината, Настя совершила свой личный подвиг и взошла на Тронг Ла. Поделившись сникерсом, мы быстро начали спускаться, ведь к тому моменту мы с Дашей провели уже 5 часов на высоте 5400 и порядочно замерзли.

Над массивом Анапурна начинается рассвет

Хай кэмп. Высота уже более 5000 метров

Я и Даша на Тронг-Ла

У каждого свой Эверест. Для моей сестры Насти это 5416 метров. Она это сделала!
Стоит отметить, что, памятуя о погоде в прошлом году, я взял по минимуму одежды. Это не доставляло особых проблем, а вот сандалии, моя единственная обувь, оказались не лучшим вариантом для крутого заснеженного спуска. Кажется, что мы с Дашей больше проехали на пятках, чем прошли пешком. В 18.00 мы были в Муктинате. После часового отдыха и подкрепления сил горячей едой, я отправился встречать Настю, тем более что уже вечерело и погода потихоньку ухудшалась.
Пришлось пройти примерно треть подъема на перевал, когда, наконец, мы встретились. Было уже совсем темно, и началась метель. Обратно в Муктинат мы спустились в 9 часов вечера буквально наощупь. Не хотел бы я повторять этот опыт еще раз.
На этом спортивная часть трека благополучно завершилась, и до Катманду мы добирались на различных джипах и автобусах.
Тропа трека – это особое место. Здесь можно встретить людей почти из любого уголка Земли. И каждый будет рад поболтать на ломаном английском. Треккинг – отличный способ познакомиться с интересными персонажами. Так этой весной мы познакомились с американкой, которая работает на полярной станции прямо на Южном полюсе, и с семидесятивосьмилетним чехом, который тридцать лет назад одним из первых прошел трек вокруг Анапурны и стал всемирно известным фотографом, благодаря материалам из того путешествия.

Дженивьева Эллисон — полярник из США. Три зимовки на Южном полюсе.
Да, в этом году наш треккинг был больше похож на настоящий горных поход высокой категории сложности. Оно того стоило!

Часть третья, Реки Центрального Непала
Путешествия для девочек закончились, и они уехали в Москву. Зато приехал Серега Первак из Киева для того, чтобы покататься со мной по рекам Центрального Непала. Группа всего из двух человек оказалась весьма мобильна и вполне боеспособна. Все началось с Трисули – это большая простая река в двух часах езды от Катманду, которую очень логично использовать для раскатки, а так же чтобы сэкономить на билетах на автобус. Трасса Катманду-Покхара идет как раз вдоль Трисули.
Воды в реке было много и мы всласть насерфились на больших волнах. Как я уже писал выше, этой весной ни один день не обходился без дождя, и ближе к окончанию сплава нас накрыл настоящий тропический ливень с грозой. Пока я бегал по берегу в поисках гестхауса, Серега лицезрел удар молнии в реку в 20 метрах от себя. Вечером, несмотря на чудовищный ветер в лицо, ливень и грозу мы доплыли до финиша в городке Муглин на слиянии Трисули и Марсианди. Она-то и была нашей следующей целью.
Потратив день на заброску на различных автобусах и всласть наругавшись с местной транспортной мафией, мы оказались на старте нижнего участка – в Бульбуле. Выше этой деревни находится самая интересная секция реки, но чтобы туда попасть, нужно купить пермит в Anapurna conservation area (1500 рублей с человека), да и сложная она для команды из двух человек. Поэтому мы с Серегой катали среднюю часть. Воды было вполне достаточно, множество интересных порогов, похожих, например, на Бегемот на Чуе, шлись без просмотра, а в спины нам смотрели высоченные снежные горы массива Анапурны

Поскольку сплав вдвоем без просмотра не предполагает фотосъемки, здесь я публикую фотографии прошлого года

Марсианди. Верхний участок

Следующая река – Моди-Кхола. Мы провели на ней два дня, катая один и тот же участок. Утро начиналось с пешей прогулки до места старта в 15 км от нашего гестзауса. Лодки несли портеры. Тропа до пут ина – это трек к базовому лагерю Анапурны – очень простого и популярного пешего путешествия. Река – типичный крикинг, расход кубов 10, средний уклон 30 м/км, несколько невысоких водопадиков, пороги, образованные селевыми выносами и шиверы нон-стоп. Первый раз мы посмотрели пару-тройку мест, а второй проехали все залпом чуть более чем за час. Река оставила самые приятные впечатления у меня и Сереги.

В этом году в этот водопад упал камень, превратив его в сифон


Ну и на конец путешествия мы оставили самое сладкое в Центральном Непале – реку Кали-Гандаки. Кали – то ли жена, то ли воплощенная в женском обличии разрушительная сила бога Шивы. Изображается как четырехрукая тетка, попирающая ногами труп, в ожерелье из отрубленных голов, держащая оторванные кисти и ноги. Ну и прочая расчлененка. В прошлом году воды в реке совсем не было, и я не запомнил ни одного порога, только пару обносов мест с сифонами. Сейчас же воды оказалось достаточно – она была черного цвета. Танец с Кали начался от деревни Татопани. В затылок нам опять смотрели восьмитысячные горы, а река падала вниз бесконечными дропами и порогами. Мы с Серегой забивались с очередное улово перед урезом, и старательно пытались разглядеть улово ниже порога. Если получалось – ехали вперед. Чаще всего пороги Кали представляли собой штуки типа «буф налево, потом сразу буф направо». Мы обнесли пять неприятных участков. Два из них в принципе ехались, один украшал штакетник из арматуры (непальцы собрались здесь построить мост), ну а два вообще не идутся по нашему уровню воды. Как и все непальские реки, Кали-Гандаки полна сифонами.
Но все закончилось хорошо, и этот сплав стал одним из самых интересных и динамичный в моей и Серегиной жизни. Ночевали мы в деревне Раугат, откуда на следующий день доплыли до трассы и уехали в Покхару к стейкам и банана-ласси.
Через день Серега улетел домой, а я остался в Непале еще на две недели, ведь сюда приехали Саня Веретенин, Василий Порсев и Света Яковлева из Новосибирска. О заключительной части путешествия сказать особо нечего. Несмотря на наличие суперкаякера в группе, ничего интересного проехать не удалось: то сель размывал дорогу на Бури-Гандаки, то невозможно было найти портеров на Раугате, то просто не хотелось плавать. Запомнился второй сплав по Кали по еще большей воде вдвоем с Василием и почти наперегонки.
Я уезжал из Непала в середине мая, когда туристический сезон уже подошел к концу и вот-вот должен был начаться муссон. Я провел здесь два месяца, но за столь короткий срок стал в Непале своим. Однажды мы привязывали лодки на крышу такси в Покхаре. Мимо промчался автобус, из которого водитель и контролер кричали мне: «Брат, мы тебя помним! Ты ездил с нами пару недель назад!». Хозяева гостиниц пускали меня и моих друзей пожить бесплатно, ведь я уже третий раз селюсь у них. У меня появились друзья в Непале.
Из России эта страна кажется чужой и экзотической. Но, прожив в ней больше двух недель, понимаешь, что непальцы очень похожи на нас. Этой весной я перестал воспринимать Непал как заграницу. Это что-то типа Алтая, только еще проще, понятнее и дружелюбнее. Каждый должен посетить Непал, чтобы понять, что никаких границ в этом мире нет.
Собственно, к чему все это?
Этой осенью в середине сентября я снова еду в Непал. Программа будет примерно такой же: Сан-Коси, но на этот раз по муссонному уровню, Центральный Непал, треккинг вокруг Анапурны, тур по достопримечательностям для тех, кто не испорчен каякингом и туризмом, ну и что-нибудь еще интересное. Присоединяйтесь!
Мои контакты: homohomeni (собака) hotbox.ru, тел 8-916-705-53-ноль-ноль. Скоро появится блог с анонсом всех путешествий и кучей полезной информации о Непале и не только.

Антоха Свешников, aka Lenin
 

Ссылки по теме


  • Оцените:
  • 7 июня 2011, 17:40
  • 5450
  • Lenin


Комментарии (1)

RSS свернуть / развернуть
+
+1
осилел весь текст))
читать много, но интересно, спасибо
avatar

however

  • 7 июня 2011, 23:46

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.