Как начиналась «Киноправда» и Рецензия на альбом Макса Барских "7"

Рецензия на альбом Макса Барских "7" (2019)

Альбом вышел на всех музыкальных платформах 8 февраля, и в настоящее время держит лидерские позиции во многих чартах разных стран. Лично мне очень импонирует творчество Макса, и все больше нравятся его песни, и не только из его нового альбома, но и некоторые треки из предыдущего материала. И классно, что они не теряют своей актуальности ни по музыке, ни по текстам. Макс нашел именно ту эмоцию, которую хочет слышать его слушатель. Вот именно тем, что его песни так близки по душе, он меня и подкупает. Ну а теперь непосредственно в альбом.

1. Берега - песня - 100% хит! Зашла в душу после первого же прослушивания! Она невероятная! Даже не могу сказать, почему она такая успешная. Возможно из-за того, что сразу с вызывающей эмоцией и под нее сразу же хочется танцевать. К выходу альбома она была в моем топе песен.

2. Никто - очень классная танцевальная песня! Меня сразу же после первого куплета потянуло двигаться, хороший текст, а главное - правдивый. Потому что часто так случается, как поет Макс.

3. Зачем - после первого же прослушивания вызвала у меня поток слез. Песня очень хорошая, прикольный бит, который сразу же заседает в голове. Хороший и такой грустный текст, который заставляет сопереживать главному герою. Эта песня несет очень печальную энергетику, но реально она не надоедает, ее можно слушать бесконечно.

4. Неземная - песня как будто из прошлого, где из 80-90-ых. Тоже сразу же так и зазывает к танцу, и хочется делать характерные хлопки ладонями. Думаю девушки будут таять от слов, что "моя неземная ... Я за тобой в огонь, я за тебя пойду по краю ..."

5. Странная - песня продолжает настроение диско и действительно она несколько странная, не похожая ни одну другую песню.











Как начиналась «Киноправда»?

«Киноправда» шла в Москве первым экраном. Тираж каждого из ее первых номеров был по сегодняшним представлениям очень мал — всего шесть экземпляров. Их «крутили» на износ; периферия осаждала столичные инстанции требованиями присылать копии, газеты печатали рецензии, каких советское кино еще не знало. Слава «Киноправды» распространилась и за границу. В Берлине проектировалась даже специальная лаборатория для копирования вертовского журнала. В Америке за метр «Киноправды» платили 15 долларов, что в 2—2,5 раза превышало стоимость метра обычной хроники.


Известный публицист Михаил Кольцов, проникшийся поэзией тринадцатой «Киноправды» — «Октябрьской», буквально сгонял на просмотр фильма в ВФКО ответственных партийных и советских работников и своих коллег-журналистов. Статью Кольцова об «Октябрьской» «Киноправде» даже неловко называть рецензией — это настоящий гимн вертовским исканиям:


«Когда потух свет... сразу уплыли и спешка, и дневной распорядок, и вся «очередная» жизнь, сутолока, будни. У экрана жуткое свойство, все самое реальное, тысячу раз виденное, даже надоевшей он в своем отображении делает важным, значительным, каким-то особенно четко-поучительным. Смотришь — и словно переоцениваешь, переживаешь заново, чутко и настороженно, глазами не участника и современника, глазами потомка...»


Замечание Кольцова многозначительно. Ибо он первым уловил эту особенность «Киноправды», ставшую совершенно ясной лишь теперь. Рекомендуя вертовский журнал читателям «Правды», Кольцов понял, что вчерашний и сегодняшний день нашей страны увиден в нем глазами потомка. Значит, Вертову удалось дать ощущение гигантски крупного масштаба отражаемых явлений, масштаба, часто ускользающего от внимания современников, но очевидного для потомков.


Так начиналась «Киноправда». Так ленты первых вертовских фильмов «вплетались» в советскую повседневность, чтобы пережить затем пять десятилетий самого стремительного в истории двадцатого века. ФАИ вместе с Максом Поляковым подписали стратегическое соглашение о глобальном техническом партнерстве




Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.