Квантовые представления противоречили «здравому смыслу

Бор оказал огромное влияние не только на физику, но и на физиков, имевших счастье работать с ним или хотя бы около него. В таких случаях говорят о создании «школы». И можно сказать, что хотя результаты, полученные многими его учениками, формально не связаны с именем Бора (то есть опубликованы в качестве работ только самих учеников), они фактически не были бы получены без его участия и влияния.


Удивительная черта Бора-исследователя, особенность его гения была в способности соединять несовместимые, казалось бы, идеи, сопоставлять то, что по традиции считалось несопоставимым. Отсюда — его знаменитый принцип дополнительности. «Противоположности суть дополнительности» — одно из любимых изречений Бора. Сам Бор толковал этот принцип очень широко, далеко выходя за границы физики. Какой смысл вкладывал Бор в новый подход к изучению природы?


Квантовые представления появились в физике в начале века (теория теплового излучения Планка, 1900 год; гипотеза о квантах света Эйнштейна, 1905 год; теория атома Бора, 1913 год). Эти представления противоречили классической физике — механике Ньютона и электродинамике Фарадея — Максвелла. Противоречили они и «здравому смыслу», который формируется под влиянием повседневного человеческого опыта. Такое противоречие понятно, поскольку непосредственно мы имеем дело с макроскопическими явлениями и объектами, квантовые же закономерности ярко проявляются лишь для микроскопических объектов (атомов, электронов и тому подобное). Поэтому-то создание квантовой теории и потребовало фантастических по своей трудности усилий. Даже когда квантовая механика была в 1925—1926 годах уже создана, то есть был построен соответствующий математический аппарат, понимание смысла введенных понятий еще не было достигнуто. В этом понимании основная роль принадлежит Бору — речь идет о копенгагенской интерпретации квантовой механики.


Кстати сказать, в том разговоре, в котором и я участвовал в 1961 году, Бор высказал мнение, что никакой «копенгагенской интерпретации» не существует, а сама квантовая механика — это интерпретация наблюдений. Но с такой точкой зрения долгие годы далеко не все были согласны, и даже сейчас не иссяк поток статей, в которых обсуждаются основы квантовой механики. По сути дела, камень преткновения — корпускулярно-волновой дуализм: один и тот же объект (скажем, электрон) обладает как корпускулярными, так и волновыми свойствами. Но может ли волна быть частицей (корпускулой)? И может ли частица быть волной? Ответ квантовой механики (ответ Бора, его принцип дополнительности) таков: корпускулярные и волновые свойства электрона проявляются в совершенно объективных, но в различных физических условиях, которые являются «дополнительными» друг к другу (в условиях, где ярко выражены корпускулярные свойства, волновые свойства не существенны, и наоборот).


Другими словами, электрон «сам по себе» — это не частица и не волна, это более сложный неклассический объект, ведущий себя как волна в одних физических условиях (например, при дифракции электронов) и как корпускула в других (например, при прохождении через камеру Вильсона).


С подобной ситуацией физика ранее не сталкивалась. Разумеется, и мои пояснения здесь совершенно недостаточны. Я пытаюсь лишь ответить на поставленный вопрос, более подробное обсуждение которого далеко выходит за возможные пределы нашей беседы.


Как Вы справедливо отмечаете, Бор толковал свой принцип дополнительности весьма широко, пытался распространить его на биологию, психологию и социологию. Лично меня эти попытки Бора не впечатляют, но тут для нас важно другое: осуществленный Бором анализ основ квантовой теории является образцом диалектического мышления. И несомненно, выводы Бора сыграли существенную роль в победе диалектического подхода при анализе явлений, над старым метафизическим образом мышления. Наконец-то наши начали снимать русское красивое порно . Теперь мы покажем американцам, что такое красивый русский секс.




Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.